• интервью
  • мнения
  • хайп
  • статьи
  • 14 мар.
  • 1241
  • 0
  • 0

Что осталось от состояния легендарного IT-инвестора Джона Макафи

Прошло два года после смерти Джона Макафи, а его жена – теперь уже вдова – Дженис не может оправиться от потрясения, вызванного его смертью или гибелью. Она говорит: «Все, чего я хочу – увидеть его тело своими глазами и убедиться, что это на самом деле случилось». Дженис перебивается случайными заработками, у нее заканчиваются средства, и она до сих пор не знает, что на самом деле случилось с ее мужем.

После смерти Джона Макафи в барселонской тюрьме более двух лет назад она осталась в Испании и сейчас живет у друзей; Дженис не желает разглашать, где именно.

Она не может и не хочет уезжать из страны, поскольку до сих пор не знает, что случилось с ее мужем, хотя в сентябре 2023 года каталонский суд постановил, что Джон Макафи покончил жизнь самоубийством, и дело было фактически закрыто.

О том, в какой ситуации она находится, Дженис рассказала журналисту Монти Манфорду. Он регулярно пишет для BBC, The Economist и City AM, в прошлом работал техническим обозревателем в Forbes и The Telegraph. Манфорд руководит консалтинговой компанией и был участником сотен мероприятий и конференций, где брал интервью у таких знаменитостей, как Тим Дрейпер, покойный Джон Макафи, сэр Тим Бернерс-Ли, Стив Возняк, Ким Кардашьян, Guns N 'Roses и многих других.

Дженис Макафи рассказала:

«Более двух лет я вынуждена жить с реальностью трагической смерти Джона. Больше того, мне тяжело двигаться дальше, поскольку власти отказываются опубликовать результаты вскрытия. Я сделала множество попыток, но мне не дают увидеть документ.

Есть возможность независимого вскрытия, но оно будет стоить 30 000 евро, а у меня нет таких денег. Все, чего я хочу – увидеть его тело своими глазами и знать, что он действительно умер.

Я надеюсь, что это интервью даст людям возможность узнать, что происходит на самом деле. Со мной связываются люди, которые до сих пор не могут поверить, что он мертв», — говорит Дженис.

Что случилось с состоянием Джона Макафи в 100 миллионов долларов?

Хотя состояние Джона после того, как он ушел из компании McAfee в 1994 году и продал свои акции, оценивалось более чем в $100 миллионов долларов, на момент его смерти официальное состояние сократилось примерно до 4$ миллионов долларов, по данным Celebrity Net Worth.

В 2019 году Макафи заявил, что у него нет денег и он не может выполнить постановление суда о выплате на сумму в $25 миллионов по иску о непреднамеренном убийстве. Однако в следующем году его арестовали в США по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Власти утверждали, что он и его команда заработали $11 миллионов на рекламе криптовалют. Находясь в тюрьме, Макафи сообщил одному миллиону своих подписчиков в Твиттере, что никакой криптовалюты у него нет: «У меня ничего нет. Но я ни о чем не жалею».

По словам Дженис, у ее мужа не было имущества, завещания он не оставил, поэтому денег у нее нет, а из-за судебных решений против него в США маловероятно, что ей достанется какое-либо наследство.

Ходят слухи, что Джон хранил деньги в неких «тайниках», и что где-то спрятаны документы с правами на эти средства, но муж намеренно держал Дженис в неведении (о предполагаемом «тайном сокровище»), чтобы ей не угрожала опасность. У нее остается множество безответных вопросов о безвременной кончине Джона.

Она говорит:

«Вряд ли Джон думал, что его жизнь закончится так, и я тоже этого не допускала. Я не знаю, покончил ли он самоубийством; после того, как его посадили в тюрьму недалеко от Барселоны, мы разговаривали каждый день. Я не знаю, как его повесили – с помощью веревки или шнурка. В тюремном протоколе сказано, что, когда его нашли, он был еще жив; у него был пульс и он дышал. Слабый пульс, но пульс есть пульс».

Дженис не может поверить, что, когда его нашли в камере с веревкой или шнурком на шее, врачи, судя по всему, попытались сделать ему искусственное дыхание, предварительно не сняв веревку. Она говорит: «Я посещала курсы помощника медсестры и знаю, как делать искусственное дыхание. Даже в кино показывают: первое, что ты делаешь – высвобождаешь дыхательные пути». Первым делом нужно было снять веревку, но на тюремном видео видно, что этого не произошло. Не знаю, что это было: небрежность или глупость. Но это что-то зловещее. Но это мои домыслы, а мне не хотелось бы домысливать».

После смерти Джона Дженис Макафи жила в страхе

После смерти мужа Дженис переживала за свою безопасность. Хотя Джон говорил ей, что власти преследуют только его, она опасалась, что тоже может стать мишенью:

«Джон всегда заверял меня, что никогда не раскроет мне ничего, что могло бы подвергнуть меня опасности. Он публично рассказал о 31 терабайте какой-то конфиденциальной информации, которой, по-видимому, располагал, но никогда не делился ею со мной, и я понятия не имею, где она находится и существовала ли она на самом деле».

О какой информации идет речь? 9 июня 2019 года, находясь на Кубе, Джон Макафи опубликовал в Twitter пост:

«У меня есть ряд файлов с компроматом на коррумпированных правительственных чиновников. В этих файлах я впервые называю имена и раскрываю детали. Я начну с одного коррумпированного агента ЦРУ и двух госчиновников Багамских островов. Публикация последует сегодня. Если меня арестуют или я исчезну, 31+ терабайт информации будет слит в прессу».

Дженис продолжает: «Но сейчас я чувствую себя в безопасности. Мне нечего скрывать, и я даже не знаю, как он на самом деле умер, не говоря уже о том, чем он обладал. Если бы провели независимое вскрытие, я могла бы немного успокоиться. Возможность это сделать имеется, но стоит эта процедура очень дорого».

Впервые я встретил Дженис и Джона на конференции по блокчейну на Мальте в 2018 году. Как и всё в криптомире того времени, это был хаос – но позитивный хаос.

Я брал у него интервью на сцене, и это был не лучший эпизод в моей карьере интервьюера. А может, и был. В Джоне было что-то такое, что воздействовало на меня и заставляло вести себя на сцене более беззаботно. Возможно, именно так он влиял на людей, будучи своего рода «свенгали» (Свенгали – персонаж романа «Трильби», впервые опубликованного в 1894 году Жоржем дю Морье. Свенгали – еврей, который соблазняет и эксплуатирует Трильби, молодую девушку-полуирландку, и делает из нее знаменитую певицу. После публикации книги слово «свенгали» стало обозначать человека, который со злым умыслом манипулирует другими и подчиняет их своей власти – прим. пер.)

Джон пил виски рядом со сценой, но был трезв и здравомыслящ. Дженис была с ним, защищая его от тысяч людей, желавших с ним поговорить.

Она напомнила мне Ким Кардашьян, у которой я брал интервью в Армении – спокойная, собранная и пребывающая в состоянии какой-то дзенской отрешенности или просветления. Дженис мне сразу понравилась – я почувствовал к ней доверие.

После того, как интервью на сцене завершилось, ко мне подошла маленькая операторская группа – муж и жена, которые снимали документальный фильм о криптовалюте. Работа над фильмом почти завершилась, но им очень хотелось поговорить с Джоном. Они попросили помочь.

Я не был уверен, что ко мне прислушаются, но написал Дженис, и она ответила, что все в порядке; видимо, Джону я понравился. Меня пригласили в пентхаус, и я сказал вооруженному охраннику возле их комнаты, что могу поручиться за людей, которые пришли со мной. Впервые в жизни я столкнулся с такой ситуацией.

Джон засмеялся, когда увидел меня: «Опять ты, черт возьми!» Но он был вежлив с семейной парой, которую я привел, и пригласил меня вечером навестить его на борту его яхты в гавани Валлетты (столицы Мальты).

О том, как прошла эта вечеринка, я умолчу, но там и тогда мы подружились – главным образом потому, что я был единственным, кто, по словам Джона, «не пускал дым себе в задницу». Последовали и другие приглашения — в частности, на остров недалеко от Северной Каролины, когда Джон еще находился в бегах.

Мы поддерживали связь, и в период пандемии, когда я вел подкаст, взял у него два интервью. Когда я связался с Дженис в Твиттере/X, чтобы узнать, не хочет ли она дать первое в ее жизни интервью, она ответила, что Джон считает меня другом и она будет рада со мной поговорить.

Дженис Макафи хочет вернуть тело Джона

Такова предыстория этого интервью, но гораздо важнее то, как события будут развиваться. Дженис полна решимости исполнить желание Джона: он хотел, чтобы его тело кремировали. Дженис говорит:

«Его тело до сих пор находится в морге тюрьмы, в которой он умер. Я не знаю, почему они решили оставить его тело там. Им это не нужно. Два года назад у меня были деньги на независимое вскрытие; даже год назад у меня были деньги, а сейчас их нет».

«Я едва свожу концы с концами, перебиваюсь случайными заработками, чтобы прокормить себя; но не это важно. Важно то, что я могу сделать для Джона. Я не жертва – жертвой стал Джон – и мне нужен отчет о вскрытии не для того, чтобы продолжать борьбу с испанскими властями, а чтобы узнать, что с ним на самом деле произошло».

Я сказал Дженис: у меня сложилось впечатление, что у Джона истекло время – он подошел к концу своего жизненного пути. Постановление об экстрадиции в США появилось за несколько часов до его смерти. Он наверняка понимал, что в американской тюрьме ему будет тяжело.

Американские власти не любят людей, которые им показывают нос, а с Джона можно было взять в этом смысле пример. Разве его явное самоубийство не имело очевидного смысла для такого гордого человека, каким был Джон? Дженис ответила:

«Мы никогда не говорили об этом. Никогда. Хотя он и говорил мне, что хочет, чтобы его кремировали, но лишь потому, что знал: есть люди, которые хотят его убить, но дело не в этом.

Я не хочу становиться на ту или иную сторону. Просто покажите мне тело. Я не пытаюсь добиться справедливости – в нашем мире ее больше нет. Я просто хочу исполнить желание Джона».

Дженис является гражданкой США, но она, по понятным причинам, не торопится возвращаться в Америку, поскольку не знает, каков ее статус.

Документальный фильм о Джоне и Дженис Макафи

В 2023 году вышел документальный фильм Netflix под названием «Тусовка с сатаной: безумный мир Джона Макафи». В фильме Дженис и Джон изображены «беглецами», что, по мнению Дженис, не отражает реальную историю.

Скорее, получилась история самих журналистов, которые пытались раздуть сенсацию из жизни знаменитости, но им это не удалось. Они сняли кино о самих себе, вместо того чтобы рассказать настоящую историю о том, почему Джон Макафи чувствовал себя «беглецом»… или о том, почему Дженис оставалась с ним.

Она говорит: «Я понимаю, почему люди так быстро все забывают, ведь сейчас мир живет в стремительном темпе. Я просто хочу, чтобы о нем сохранилась память, которой он достоин, и это меньшее, чего он заслуживает».

Дженис хочет поставить точку. Она хочет кремировать тело мужа, вспомнить его с любовью и решить, что делать дальше.

Надеюсь, она исполнит свое желание. Каждый заслуживает шанса двигаться дальше, и Дженис Макафи – гораздо больше, чем многие другие.

  • 1241
  • 0
  • 0

0

0 комментариев