• бизнес
  • мнения
  • крипто
  • статьи
  • 21 мар.
  • 416
  • 0
  • 0

Налоги на криптовалюту: рейтинг лучших и худших стран

Налоговый эксперт Элиас Ахонен рассматривает лучшие и худшие страны мира с точки зрения налогов на криптовалюту.

Налоги – это кошмар для законопослушных людей, соблюдающих требования законодателей. А криптоналоги, включающие в себя множество инновационных механизмов и продуктов, не имеющих аналогов в традиционных финансах, в десять раз хуже…

Ситуация еще больше осложняется тем, что глобальная криптоиндустрия функционирует вне границ и юрисдикций. Однако определенно есть страны, которые могут стать налоговыми убежищами или «тихими гаванями» для владельцев криптовалют – даже для американцев, за которыми их Служба по внутреннему налогообложению (IRS) пристально следит, где бы они ни находились.

(Изложенная ниже информация не является юридической или финансовой консультацией и может служить только отправной точкой для дальнейших исследований этого вопроса.)

Для начала нам нужно понять, что такое доход и прибыль на капитал (прирост капитала).

Что такое прирост капитала в контексте налогов на криптовалюту?

Подоходный налог обычно распространяется на такие явления, как заработная плата, дивиденды, проценты и роялти. В контексте цифровых активов к ним могут относиться доходы, полученные от майнинга, стейкинга, кредитования, зарплат в криптовалюте и даже айрдропов.

Во многих юрисдикциях эти доходы облагаются налогом в соответствии с рыночной стоимостью на день их получения. Часто можно вычесть расходы (например, стоимость электроэнергии для майнинга).

Что такое прирост капитала в контексте налогов на криптовалюту?

Прирост капитала – это прибыль от продажи таких вещей, как акции или дом. Обычно она рассчитываются на основе разницы между ценой, за которую вы что-то купили, и той, за которую вы что-то продали. В большинстве случаев прирост капитала облагается налогом по гораздо более низкой ставке, чем обычный доход, а продажа криптовалюты и NFT обычно считается приростом капитала.

Налоги на криптовалюту: значение юрисдикции

Первый вопрос – в каких странах вообще нужно платить налог. В Бахрейне, Барбадосе, на Каймановых островах, в Сингапуре, Швейцарии и ОАЭ налог на прирост капитала обычно не взимается с продажи акций или цифровых активов. Для большинства людей определить страну своего налогового резидентства так же просто, как ответить на вопрос «где вы живете?»

У немногих счастливчиков с огромными криптовалютными портфелями вполне естественно возникает желание переехать в страну, которая будет облагать их меньшими налогами. Стратегический выбор подходящей юрисдикции сравнительно прост для тех, кто работает в индустрии блокчейна, поскольку их богатство не связано с физическим бизнесом или активами.

Американские граждане явно находятся в невыгодном положении, поскольку, в отличие от большинства стран, США взимают налоги в зависимости от гражданства, а не места жительства. Даже американские граждане, родившиеся за границей, должны платить налоги в США – и в том случае, если ни разу не посещали США.

Однако у них есть возможность платить налоги в качестве резидентов Пуэрто-Рико – территории США, которая не является штатом. Как нарочно, название государства переводится с испанского как «Богатый порт». На острове Пуэрто-Рико живет Эрве Ларрен, двойной гражданин США и Франции, и генеральный директор Airvey.io, консалтингового агентства, которое специализируется на работе с компаниями Web3. Он рассказывает:

«Это лучшее налоговое резидентство для американцев – в Пуэрто-Рико они могут сохранить свое гражданство США, одновременно пользуясь местными налоговыми преимуществами».

Пуэрто-Рико – «налоговый рай»

Ларрен объясняет, что в соответствии с законом 2012 года под названием «Закон 60» компании, переезжающие в Пуэрто-Рико или обосновавшиеся в нем, могут платить корпоративный налог в размере 4% – гораздо ниже, чем на материке. Кроме того, налог на прирост капитала нулевой.

«Таким образом правительство Пуэрто-Рико стимулирует занятость и экономический рост на острове, предоставляя преференции индустрии блокчейна и другим перспективным отраслям. Остров хотел бы видеть себя одной из мировых криптостолиц», – рассказывает Ларрен.

Чтобы подтвердить налоговое резидентство Пуэрто-Рико, гражданин США должен указать основной адрес на острове, предъявить водительские права и удостоверение местного избирателя, а также физически проводить на острове шесть месяцев в году.

На другой стороне земного шара находятся Объединенные Арабские Эмираты – еще одна благоприятная для налогообложения криптовалют юрисдикция. Юрист Reed Smith LLP в Дубае Сохам Панчамия рассказывает:

«Поскольку все больше стран начинают регулировать и облагать налогом криптовалюты, инвесторам придется ориентироваться в сложных налоговых законах и соблюдать все более строгие налоговые обязательства. Налогообложение криптовалюты во всем мире имеет серьезные последствия как для индивидуальных инвесторов, так и для правительств».

С точки зрения Панчамии усиление государственного регулирования может служить признаком того, что отрасль становится зрелой. ОАЭ привлекают игроков отрасли нулевым подоходным налогом, и Панчамия ожидает, что правительство, скорее всего, выиграет от введения корпоративного налога, которое сейчас в планах.

Облагаются ли налогом сделки между криптовалютами?

«За пределами нескольких юрисдикций без налогов крипто-криптовалютные сделки в основном облагаются налогом, но есть страны-исключения», — объясняет Филип Краличкович (Filip Kraljičković), эксперт по налогообложению криптовалют. Краличкович работал юристом и менеджером по корпоративному налогообложению в международной аудит-консалтинговой корпорации KPMG в Хорватии, а затем присоединился к компании по автоматизации криптовалютного налогообложения Taxtris в качестве налогового и юридического менеджера.

По его словам, в число стран, которые не облагают налогом обмен криптовалюты на криптовалюту, входят Франция, Австрия, Хорватия, Польша и с 2023 года – Италия. В этих юрисдикциях налоги не взимаются до тех пор, пока криптоактивы остаются в виртуальном измерении и не обмениваются на фиатные деньги.

По словам Краличковича, этот тип налогового режима набирает популярность. Сейчас законодатели пытаются внедрить его по всему ЕС, «потому что налогообложение криптовалютных свопов создает проблемы с денежными потоками» для участников отрасли. Примечательно, что большинство крупных юрисдикций, таких как США и Великобритания, в настоящее время считают обмен биткоинов на эфиры налогооблагаемой операцией. Даже такая безобидная вещь, как «оберывание» ETH в wETH, может быть истолкована как сделка, как пояснила Налоговая служба Австралии (этот комментарий вызывал бурные дискуссии):

«Обертывая ETH, вы создаете новый актив, который должен облагаться налогом на прирост капитала (CGT). Это означает, что конвертация ETH в WETH является налогооблагаемой операцией, и при конвертации вам придется рассчитывать налог на прирост капитала».

Во многих юрисдикциях также существует разница в налоговых режимах между краткосрочным и долгосрочным приростом капитала. В Соединенных Штатах налогообложение долгосрочного прироста капитала предусматривают скидку, но в случае продажи до истечения 365 дней процент налога на прирост тот же, что и для обычного дохода, и это означает, что эффективная ставка налога может удвоиться. Канада не делает различий между долгосрочным и краткосрочным приростом капитала, облагая их всеми налогом в половину ставки подоходного налога.

Европа: правила налога на прирост капитала в криптовалюте

«Германия и Хорватия также различают краткосрочную и долгосрочную прибыль – через 12 и 24 месяца соответственно ставка составляет 0%», – объясняет Краличкович. По его словам, поскольку Хорватия не облагает налогом обмен криптовалюты на криптовалюту, там можно не платить налог, даже не удерживая первоначальный актив в течение года. Германия разрешает необлагаемую налогом краткосрочную прибыль в размере до 600 евро в год.

«В Хорватии, если вы довольны своей прибылью в биткоинах, вы можете просто перевести свою позицию в стейблкоины и подождать год-два, чтобы реализовать свою налоговую прибыль без уплаты налогов», – рассказывает Краличкович.

«Честное слово, мне не платят за рекламу Хорватии, но это действительно очень благоприятное место для криптотрейдеров», – шутит эксперт. Краличкович говорит, что даже если не использовать двухлетний метод «крипто-крипто», налоги на прирост капитала от криптовалюты составляют около 10% в зависимости от города.

Конечно, некоторые юрисдикции менее благоприятны. В дополнение к налогу на прибыль от криптовалюты в размере 30%, в Индии любая криптовалютная сделка сопровождается TDS (удержанием налога из общей суммы доходов) в размере 1%. Власти заявляют, что это поможет им отслеживать движение средств, однако криптобиржи считают, что это, скорее всего, негативно отразится на их бизнесе.

Аналогичный НДС в размере 0,11–0,22% на все транзакции с криптовалютой был введен Индонезией. По оценке Краличковича, этот ход позволяет правительству отслеживать все транзакции с криптовалютой путем введения требования к отчетности через небольшой налог.

Индия рассматривает криптовалюты так же, как лотерейные билеты и другие азартные игры, при этом потери не могут быть вычтены из прибыли. «По сути, все, кто торговал криптовалютой в Индии, бежали с местных криптовалютных бирж и начали использовать децентрализованные приложения», – отмечает Краличкович.

По словам Краличковича, Эстония – единственная европейская страна, которая в настоящее время ограничивает вычет убытков. «Вас облагают налогом только на прибыль, но любые убытки, которые вы несете, не подлежат налогообложению, что довольно странно с точки зрения бухгалтерского учета – но это их позиция», – говорит он. Марко Юкич, генеральный директор компании-поставщика ПО для автоматизированной налоговой отчетности Taxtris, отмечает, что в настоящее время активно лоббируется изменение такой модели.

Еще одна ловушка, которой следует опасаться инвесторам, – это ситуация, когда налоговые службы относят их к категории профессиональных трейдеров, а не «любителей». Многие правительства проводят такое различие, но эта грань может быть очень размытой и во многом зависит от интерпретации налоговых органов.

«Необходимо учитывать такие факторы, такие как количество транзакций, размер транзакций и регулярность. Все эти факторы могут повлиять на позицию правительств», – объясняет Краличкович. Трейдерам, которые становятся профессионалами, даже, возможно, против их воли придется отчитываться обо всех торговых прибылях как о подоходном налоге, ставка которого гораздо выше. В противном случае их налоговый учет будет гораздо более строгим, поскольку трейдера будут рассматривать как «компанию» или «кустаря-одиночку», в зависимости от юрисдикции.

Как рассчитывается прирост капитала?

Единого ответа нет. Когда дело доходит до расчета налогооблагаемой прибыли, решающим шагом является расчет стоимости, то есть суммы, за которую, согласно местному налоговому законодательству, был куплен актив. Существуют значительные различия между методами бухгалтерского учета в разных странах. Некоторые страны даже позволяют вам выбирать метод, если вы готовы следовать только ему.

Метод «в порядке очереди» (FIFO) является одним из наиболее распространенных методов и означает, что прибыль рассчитывается исходя из предположения, что самые ранние приобретенные единицы актива продаются первыми. Это означает, что человек, который купил 1 BTC за $10, второй за $100, третий за $1,000 и четвертый за $10,000 в течение пятилетнего периода и продал один из них в 2022 году за $20,000, будет обложен таким налогом, как если бы он продал первый купленный биткоин за $10, в результате чего получил налогооблагаемую прибыль в размере $19,990.

Средняя стоимость – другой метод, который позволяет рассчитать среднюю стоимость активов как цену покупки. Согласно примеру выше, когда кто-то купил в общей сложности 4 BTC за $11,110, средняя цена за биткоин составит $2,222, и это означает, что налогооблагаемая прибыль от продажи четвертой части активов в 2022 году оказалась немного ниже и составила $17,778.

Принцип «последним пришел — первым вышел» (LIFO) звучит почти так же, как и FIFO, но по сути является противоположным, и приводит к гораздо более благоприятному результату для нашего трейдера, чья налогооблагаемая прибыль в этом случае составит всего $10,000, поскольку прибыль рассчитывается на основе самых последних покупок, а не самих первых.

Налоговые органы многих юрисдикций, в том числе США, Великобритании, Австралии и Японии, выпустили руководство, в котором объясняется, что налогоплательщики могут выбрать один из этих методов с определенными ограничениями и обычно при условии, что в дальнейшем будут придерживаться только этого метода.

Однако Канада требует использования усреднения затрат, поскольку Канадское налоговое агентство (CRA) рассматривает криптовалюты как товары и облагает их налогом как таковые.

В большинстве стран Европы прирост капитала подпадает под одну из этих систем учета, но есть и исключения, такие как «французский метод», который близок к расчету средней стоимости. «Польша и Венгрия имеют свои собственные методы, основанные на движении денежных средств и расходах на доходы, но остальные европейские страны склонны следовать стандартным методам», — отмечает Краличкович.

Независимо от того, используете вы FIFO или LIFO, прирост капитала обычно рассчитывается путем сложения всех убытков и прибылей за год с последующим вычитанием общих убытков из прибылей. В таком случае чистая прибыль может быть отрицательной, и тогда налоги не взимаются, а убытки могут быть засчитаны в счет прибыли в следующем году (опять же, в зависимости от юрисдикции). Исключение из вышеизложенного можно увидеть в Индии и Эстонии, которые, по словам Краличковича, не позволяют вычитать убытки из расчетов налога на криптовалюту.

Сбор налоговых убытков от криптовалюты

«Если рынок падает, вы можете продать активы, чтобы создать убыток и компенсировать прибыль», – отмечает Краличкович.

Эта схема называется сбором налоговых убытков и иногда приводит к тому, что даже большая чистая прибыль становится нейтральной с точки зрения налогообложения за счет сокращения обязательств по приросту капитала. Схему можно стратегически применить в конце налогового года, поскольку налоги обычно рассчитываются на ежегодной основе. Сразу же в начале нового налогового года как прибыльные, так и убыточные активы могут быть перекуплены.

В США сбор налоговых убытков запрещен для ценных бумаг, но не для криптовалют, поэтому люди, занимающиеся криптовалютой, обычно продают свои убыточные позиции до окончания налогового года.

Однако это незаконно в Великобритании и Ирландии, отмечает Краличкович, добавляя, что аналогичные ограничения, вероятно, вступят в силу по всему Европейскому Союзу. «Это вопрос времени, когда страны поймут это и начнут применять правила по борьбе со злоупотреблениями», – прогнозирует эксперт. Более того, в 2023 году президент Джо Байден предложил объявить эту практику незаконной.

Возможен ли сбор налоговых убытков для NFT?

«Для NFT не существует метода учета, поскольку они невзаимозаменяемы, поэтому вы всегда можете легко определить прибыль. В случае взаимозаменяемых активов, таких как биткоин, вы не знаете, какой биткоин вы продали, поэтому существует метод FIFO», – рассуждает Краличкович.

Тем не менее, он описывает NFT как «сложную историю» – в Европе, например, еще не разобрались в подходе и терминологии. «В целом их рассматривают как криптовалюты», – говорит Краличкович, подразумевая, что в отсутствие ясности это в значительной степени позиция по умолчанию.

Также стоит отметить, что такие страны, как Испания, Польша и Бельгия, относятся по меньшей мере к первоначальным продажам NFT как к предоставлению виртуальных услуг, аналогичных сервису Netflix. В этих случаях применяется налог на добавленную стоимость (НДС).

Налоги на богатство

«Помимо налога на доход и прирост капитала существует третий вид налога – на богатство. Вы платите налоги в зависимости от стоимости вашего портфеля по состоянию на конкретную дату», — добавляет Краличкович. Например, Испания, Швейцария, Нидерланды, Норвегия и Аргентина каждый налоговый год взимают налоги на богатство, размер которых определяет чистая стоимость активов налогоплательщика.

В Норвегии, например, взимается фиксированная плата в размере 0,85% от богатства, превышающего приблизительный порог в $160,000, и это означает, что человек с активами чистой стоимостью $1 млн на момент уплаты налогов должен будет заплатить более $7,000. Эти ставки доходят до 3,5% в Аргентине и до 0,1% в некоторых районах Швейцарии.

Хотя оценка взаимозаменяемых криптовалют относительно проста, оценка NFT для налогов на богатство – совсем другая история. Если рынки недвижимости, программного обеспечения или интеллектуальной собственности неликвидны, можно нанять финансовых экспертов, которые оценят стоимость на основе сопроводительной документации и собственных рассчетов.

Однако на данный момент оценка NFT возможна только в результате общения налогового инспектора и физического лица. Сейчас NFT – незначительный источник налоговых поступлений, поэтому налоговые органы не проявляют к ним особого интереса.

Оценка юрисдикций для налогов на криптовалюту

Если вы заработали деньги с помощью криптовалюты, то планирование обязательств по налогообложению криптовалюты, скорее всего, принесет достойную прибыль независимо от того, где вы живете. Некоторые из этих стратегий, такие как сбор налоговых потерь или использование преимуществ долгосрочного прироста капитала, можно попробовать у себя на родине. Более продвинутые методы, такие как юрисдикционный арбитраж, уже могут потребовать переезда в другую страну с иной моделью налогового резидентства.

Тем, у кого есть солидный капитал, подходит создание оффшорной компании в дружественной юрисдикции.

Что касается личного налогообложения, то вполне объективно можно сказать, что с точки зрения криптовалютного инвестора одни страны более выгодны, чем другие.

A

Объединенные Арабские Эмираты, Сингапур, Швейцария и некоторые государства Карибского бассейна, включая Пуэрто-Рико, получают высшую оценку (A) из-за практически полного отсутствия налоговых обязательств. Однако жизнь в этих странах не самая дешевая.

B

Хорватия, Франция, Австрия, Польша, Италия и, возможно, Германия, занимают вторую строку в рейтинге (B): там не облагаются налогами операции между криптовалютами и предусмотрены скидки на долгосрочный прирост капитала.

C

США, Великобритания, Канада, Австралия и большая часть Европы попадают в третью категорию (C) из-за невыгодных правил, в том числе налогообложения криптовалютных сделок и свопов, а также ограничений на сбор налоговых убытков.

D

Индию и, что удивительно, Эстонию можно отнести к категории D, главным образом, из-за невозможности вычитать инвестиционные потери из прибыли. Это делает торговлю, соответствующую требованиям, особенно непрактичной.

F

Оценка F, естественно, достается тем странам, которые вообще запрещают торговлю криптовалютой, что можно интерпретировать как ставку налога в размере 100%.

Налоги на криптовалюту в Россию

Цифровые активы в РФ во многом остаются в серой зоне. По состоянию на февраль 2024 года налогообложение криптовалют в Российской Федерации предусматривает уплату налогов после реализации криптовалюты и получения прибыли. Для этого необходимо подать декларацию по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ) до 30 апреля следующего года после получения прибыли, а сумму налога следует уплатить до 15 июля того же года.

Налоговая обязанность возлагается на физических лиц, получивших доход от продажи криптовалюты. Стандартная ставка НДФЛ составляет 13% для резидентов Российской Федерации и 30% для нерезидентов. Если годовой доход превышает 5 миллионов рублей, ставка налога повышается до 15%.

Криптовалюта не облагается налогом на добавленную стоимость (НДС), поскольку в России она рассматривается как имущество, а не товар, работа или услуга.

Чтобы уплатить налог на криптовалюту, необходимо представить налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ, в которой следует указать информацию о совершенных операциях с криптовалютой, включая даты, суммы и курсы конвертации.

В настоящее время в Российской Федерации не предусмотрена отдельная ответственность за уклонение от уплаты налогов по криптовалюте. В случае неуплаты налогов применяются обычные налоговые санкции в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Рейтинг стран может изменяться по мере введения новых законов и практик. Хотя более жесткое налогообложение может увеличить государственные доходы, оно также может привести к утечке мозгов и оттоку капитала, тогда как политика, дружественная к индустрии цифровых активов, будет способствовать росту криптоиндустрии в пределах национальных границ. Это сложные и политически обусловленные вопросы, которые стоит как можно скорее рассмотреть правительствам.

  • 416
  • 0
  • 0

0

0 комментариев